В любом гражданском правоотношении, опосредующем товарооборот, должен соблюдаться баланс интересов контрагентов, а также добросовестно исполняться и использоваться нормы закона. Но это возможно только при непротиворечивости норм, их определенности и доступности для понимания участниками оборота. Поэтому интересной с теоретической и практической точек зрения представляется проблема изменения твердой цены (сметы) в договоре подряда.

Поскольку договор подряда является возмездным, заказчик должен внести определенную плату в пользу подрядчика, которая может выражаться в виде оговоренной цены работы, либо определяться сметой. Смета в гражданском праве – это детализированный план (расчет) предстоящих денежных расходов (затрат)[1]. Смета может быть приблизительной, то есть способной изменяться в зависимости от тех или иных обстоятельств, и твердой, то есть не подлежащей пересмотру и корректировке в будущем. Твердая смета обычно составляется при отсутствии опасений за результат работы, а также при желании заключить договор без проведения дополнительных оценочных мероприятий.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) прямо предусматривает, что твердая цена (смета) не может увеличиваться по требованию подрядчика или уменьшаться по требованию заказчика. В том числе когда при заключении договора стороны не могли рассчитать полный объем необходимых работ и затрат на их проведение. Однако данное свойство твердой сметы может превратить договор подряда в своего рода алеаторный договор, особенно если речь идет о строительном подряде. В юридической литературе отмечается, что фактически выполненные подрядчиком работы далеко не всегда соответствуют объемам, оговоренным в смете, что отражается и на цене работы.

Все рискованные ситуации и невыгодные для одной из сторон обстоятельства, связанные с ценой по договору подряда, условно можно разделить на две группы.

К первой группе относятся ситуации, когда ввиду непредсказуемости выполнения отдельных видов работ могут появиться дополнительные затраты на материалы и оборудование, которые нельзя было предусмотреть при заключении договора. Если затраты действительно возникли и были объективно необходимы для надлежащего выполнения работы, то справедливым представляется тот факт, что подрядчик вправе требовать увеличения твердой цены. При этом заказчик, удовлетворяя требования исполнителя, будет действовать добросовестно.

Во вторую группу входят казусы, в которых «несговорчивость» твердой сметы нарушает интересы заказчика. Например, если подрядчик выполнил работу с минимальными затратами, достиг положительного результата работ и требует полной оплаты по твердой смете. В данном случае можно говорить об экономии подрядчика. Действующий закон

гарантирует соблюдение его интересов, но выгода заказчика, таким образом, уменьшается.

Что касается проблем, связанных с дополнительными непредвиденными издержками, то ГК РФ и иные нормативно-правовые акты, регулирующие подрядные правоотношения, устанавливают единственное условие, при котором подрядчик вправе требовать увеличения твердой цены (сметы). Это возможно при существенном возрастании стоимости материалов и оборудования, предоставленных подрядчиком, а также оказываемых ему третьими лицами услуг, которые нельзя было предусмотреть при заключении договора.

Однако формулировка «существенное возрастание стоимости» является оценочной, а законы и подзаконные акты не содержат разъяснений на этот счет. Получается, что судам в каждом конкретном случае придется устанавливать существенность возрастания стоимости, не имея каких-либо ориентиров. Причем решения в пользу подрядчика довольно редкое явление: суд соглашается с доводами об увеличении твердой цены работы в исключительных случаях, например, когда сезонные изменения привели к невозможности в принципе выполнять работу, а материалы существенно подорожали.

В качестве вспомогательного средства можно рассматривать норму п. 3 ст. 744 ГК РФ, согласно которой подрядчик вправе требовать пересмотра сметы, если по не зависящим от него причинам стоимость работ превысила смету не менее чем на десять процентов. Но данное положение касается только строительного подряда, что на наш взгляд, может ограничить права и законные интересы иных подрядчиков.

Решать данную проблему подрядчику следует по правилам изменения или расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств (ст. 450 и 451 ГК РФ). При этом подрядчик не может в одностороннем порядке изменить твердую смету; не может он и подать иск о взыскании с заказчика суммы дополнительных расходов. Необходимо подавать иск об изменении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, либо о его расторжении и о полной оплате работы с учетом дополнительных расходов. Но, как уже было отмечено, подрядчику придется доказать существенность изменения обстоятельств и возрастания цены, невозможность предвидеть эти преобразования при заключении договора.

В рассматриваемой ситуации ответственность заказчика по правовой природе будет являться классической договорной ответственностью, в отличие от ответственности при экономии подрядчика, о чем будет сказано далее.

Таким образом, интересы подрядчика при определенных обстоятельствах могут быть защищены, а твердая смета способна пересматриваться в сторону увеличения.

Много практических сложностей возникает и при решении вопроса об обоснованности экономии подрядчика. Как известно, цена работы подрядчика включает в себя вознаграждение и компенсацию его расходов на выполнение работы. К примеру, стороны договорились, что при твердой смете в 1000 руб. вознаграждение составляет 600 руб., а компенсация расходов на материалы составляет 400 руб. Подрядчик находит более дешевые материалы и приобретает их за 50 руб., иных расходов он не несет. В результате фактическая цена работы составляет 650 руб. Но подрядчик ссылается на ст. 710 ГК РФ (экономия подрядчика) и утверждает, что выполнение работы дешевыми материалами не повлияло на качество результата, а поскольку стороны составили именно твердую смету, то платить подрядчику необходимо всю сумму в 1000 руб. Заказчик, конечно, хочет сберечь деньги и обращается в суд.

С точки зрения теории, статья об экономии подрядчика находится в теснейшей системной и функциональной взаимосвязи со статьей о цене работы: если согласно ст. 709 ГК РФ сторонами установлена твердая смета, то подрядчик, сэкономив на материалах, в любом случае должен получить полную оплату. Однако в этой же статье есть оговорка, что полная оплата возможна, если экономия не повлияла на качество работы. Таким образом, законодатель не конкретизирует, может ли изменяться твердая смета при экономии подрядчика, поэтому необходимо исследовать, как данный вопрос решается на практике.

Судебная практика по делам об экономии подрядчика до недавнего времени являлась довольно противоречивой. Некоторые суды приходили к выводу, что фактически выполненные объемы работ при твердой цене договора не имеют значения, если достигнут их результат. Так, в ряде дел, связанных с подрядом для государственных и муниципальных нужд, истцы указывали, что подрядчики недобросовестно сэкономили часть средств, не проведя некоторые работы. Государственные и муниципальные заказчики, а также действующие согласованно с ними контрольные органы часто расценивают любое отклонение от контракта как «недобросовестное сбережение имущества», хотя в действительности имела место экономия подрядчика. Однако суды решили, что конечный результат достигнут, выполнен весь объем работ, но более экономно. В одном из дел суд прямо указал, что применение подрядчиком иной технологии, более эффективных методик, эквивалентных по характеристикам материалов – это добросовестное поведение. Поэтому подрядчики должны получить полную оплату в соответствии с твердой сметой.

Другие же суды придерживаются мнения, что, напротив, оплате по договору подряда подлежит стоимость фактически выполненных объемов работ, вне зависимости от того, твердая или приблизительная цена предусмотрена договором подряда. Также, если подрядчик не согласует внесение изменений в государственный или муниципальный контракт, но при этом использует более дешевые материалы, то это не будет считаться экономией подрядчика. Заказчики могут заплатить подрядчикам только за фактически выполненную работу, то есть, твердая смета перестает быть таковой.

Серьезный толчок для решения проблемы был дан Высшим Арбитражным Судом РФ (далее – ВАС РФ) в 2014 г принятием двух постановлений. В первом постановлении Президиум ВАС РФ отменил решения нижестоящих инстанций, указав на то, что плата по договору оказания услуг (выполнения работ) осуществляется за фактически оказанные услуги, а также то, что исполнителем был оказан объем услуг меньший, чем предусмотрено договором (что не отрицалось самим истцом-исполнителем в ходе судебного разбирательства). Президиум пришел к выводу, что требование о взыскании платы за неоказанные услуги удовлетворению не подлежало как необоснованное и недобросовестное. По данному договору была составлена именно твердая смета, уменьшение которой, по мнению ВАС РФ, возможно. В противном случае, нарушался бы принцип компенсационности (возмездности) договорного права: лицо бы получало больше благ, чем ему причитается за его действия. Заказчик-ответчик не стал платить полную твердую цену по договору.

Во втором постановлении ВАС РФ также поддержал сторону заказчика, который настаивал на том, что исполнитель выполнил работу в объеме, несоразмерном твердой цене за эту работу. Поэтому разница между объемом работ и выплатой суммы должна быть признана неосновательным обогащением, должно произойти уменьшение твердой цены в пользу заказчика.

Казалось бы, высшая инстанция поставила точку в спорах о правоприменении. Однако в 2018 г. Верховный Суд РФ (далее – ВС РФ) вынес определение, в котором была высказана достаточно спорная точка зрения, ложащаяся в основу дальнейшего обобщения судебной практики по договору подряда. Сторонами в деле были частные лица, два акционерных общества. Размер экономии, по мнению истца, – 21 695 554 руб.

ВС РФ в порядке кассации определил, что экономия подрядчика может иметь место, если фактический объем работ соответствует объему работ по смете, но применяются методики и технологии, отличные от согласованных с заказчиком. Также нельзя использовать более дешевые материалы, меньшее количество материалов. И, наконец, суды не должны решать вопрос о наличии или отсутствии экономии подрядчика, пока не будет выяснено, выполнены ли работы с соблюдением надлежащего качества.

Таким образом, ВС РФ не дал однозначного ответа на вопрос о признании экономии подрядчика. Но в целом, появился императивный индикатор недобросовестности подрядчика, согласующийся с ГК: если работа с другими материалами, более выгодной методикой и тд. приводит к некачественному результату, то говорить об экономии не приходится. И этим в первую очередь должны руководствоваться суды.

Позицию ВС РФ довольно быстро подхватили нижестоящие суды, поэтому на сегодняшний день практика двигается в одном направлении: твердая смета может быть изменена, если есть сомнения в экономии подрядчика. В первую очередь суды выясняют, как действия подрядчиков повлияли на качество работы и ее результата.

По своей правовой природе, сумма, переданная заказчиком подрядчику в уплату экономии подрядчика, если эта экономия оспаривается, является неосновательным обогащением. Поэтому заказчику следует подавать кондикционный иск.

Подводя итоги стоит сказать, что нормы о твердой смете в действующем ГК РФ являются примером недостаточного освещения наиболее важных аспектов того или иного явления. Этим нормам недостает казуальности, которая могла бы устранить множественность понимания и толкования.

Мы приходим к выводу, что твердая смета по своей сути не всегда является твердой, и на это влияет два основных фактора: существенные и непредвиденные расходы подрядчика и экономия подрядчика. Из судебной практики удалось выделить условия, при которых в обоих случаях может быть изменена твердая смета. Однако нужно признать, что разъяснения высших судов не дают однозначных ответов на возникшие в гражданском обороте вопросы. Целесообразно дополнить существующие статьи ГК РФ и, если это необходимо, иных нормативно-правовых актов, новыми положениями, которые бы перечисляли наиболее важные условия изменения твердой сметы, гарантии контрагентов. Это крайне важно, поскольку на сегодняшний день практика складывается так, что больше прав и гарантий оказывается у заказчика, а подрядчик всегда должен представлять сверхубедительные доказательства своей добросовестности.

В целом, возможность изменения твердой сметы не умаляет ее значения для подрядных отношений. Ее нельзя смешивать с приблизительной сметой, поскольку твердая смета, даже в случае ее корректировки, является более точной и обнадеживающей, подкрепляет заинтересованность контрагентов в заключении и исполнении договора, более четко определяет объем работ и необходимых материалов и тд. Поэтому твердая смета в любом случае будет занимать свое место в договоре подряда, особенно в сфере строительства.

Также исследователи отмечают, что сама возможность изменения твердой сметы в связи с существенным изменением обстоятельств – это проявление доктрины римского права clausula rebus sic stantibus и принципа добросовестности гражданского права. Стороны договора подряда, устанавливая твердую смету, всегда должны иметь в виду изменчивость рыночной конъюнктуры, особенно в эпоху частых кризисов и экономических колебаний. Поэтому данный инструмент, учтенный законодателем, действительно позволяет участникам подрядных отношений сохранять равновесие прав и обязанностей и действовать добросовестно.

Действительно, если стороны заключают долгосрочный договор, цена исполнения которого может существенно изменяться в ближайшем будущем, но не предусматривают порядка разрешения данного вопроса, то у суда будет больше мотивов вмешаться в условия договора. Чем более нестабильной представляется экономическая ситуация, тем большую осмотрительность должны проявить стороны при определении цены. В данном случае будут учитываться экономическая обстановка в целом за предшествующие годы, ситуация в конкретной сфере и тд.

Особенно данная проблема актуальна сейчас, в условиях пандемии и сопутствующего мирового экономического кризиса. Исследователи, уже столкнувшиеся с негативным опытом приостановления строительных работ, колоссального возрастания стоимости материалов и оборудования, констатируют, что суды по-прежнему не спешат применять положения ст. 451 и 744 ГК РФ для выравнивания интересов заказчика и подрядчика.

Наконец, в юридической литературе признается, что нормы о существенном изменении обстоятельств, предусмотренные ст. 451 ГК РФ, целенаправленно «интегрированы» в положения об отдельных видах договоров (ст. 709, 959). На наш взгляд, этот факт еще раз подтверждает, что существенное изменение обстоятельств характерно для договора подряда, поэтому стоит при необходимости более активно и смело применять данный институт.

Уважаемые коллеги, рад буду услышать ваши мнения относительно данной проблемы! Достаточно ли существующего законодательства и судебной практики для урегулирования споров, связанных с изменением твердой сметы? Либо все же необходимо дополнить Гл. 37 ГК, разработать подзаконное регулирование?