СПРАВКА
В практике арбитражных судов возникли вопросы, касающиеся
определения понятий нормативного правового акта и ненормативного правового
акта, а также о том, может ли суд обязать орган, принявший оспариваемый акт,
внести в него изменения.
Возможные подходы к решению обозначенных вопросов изложены далее.
1. Признаки нормативного правового акта.
1.1. Признаки, по которым следует отграничивать понятия
нормативного и ненормативного правового акта в целях применения
судами правил глав 23, 24 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации.
В практике рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании
нормативных правовых актов можно встретить использование определений
нормативного правового акта и правовой нормы, содержащихся в постановлении
Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от
11.11.1996 № 781-II «Об обращении в Конституционный Суд Российской
Федерации» (далее – Постановление № 781-II)
1. Под нормативным правовым
актом понимается письменный официальный документ, принятый (изданный) в
определенной форме правотворческим органом в пределах его компетенции и
направленный на установление, изменение или отмену правовых норм. В свою
очередь, под правовой нормой принято понимать общеобязательное
государственное предписание постоянного или временного характера,
рассчитанное на многократное применение.
1 См.: постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16.01.2007
№ 12547/06; от 14.11.2006 № 11253/06.

2
В своих разъяснениях Верховный Суд Российской Федерации отказался от
формулирования понятия нормативного правового акта
2, заменив
характеристику данного понятия перечислением его существенных признаков
3, к
которым он отнес следующие:
– издание его в установленном порядке управомоченным органом
государственной власти, органом местного самоуправления или должностным
лицом,
– наличие в нем правовых норм (правил поведения), обязательных для
неопределенного круга лиц, рассчитанных на неоднократное применение,
направленных на урегулирование общественных отношений либо на изменение
или прекращение существующих правоотношений.
Приведенные примеры характеристики нормативного правового акта
позволяют выделить следующие группы признаков нормативного правового
акта, характеризующие:
– субъект, принявший нормативный правовой акт;
– содержание акта;
– форму акта и порядок его принятия.
Анализ практики судов общей юрисдикции позволил сделать вывод о том,
что для признания акта нормативным необходимо наличие всех перечисленных
признаков, характеризующих как форму такого акта, так и его содержание
4. При
этом в случае установления судом нарушения формы принятия акта, суд вправе
не исследовать иные обстоятельства по делу, в том числе содержание
оспариваемого акта
5.
Арбитражные суды определяют нормативный характер правового акта
исходя из его содержания и направленности, полномочий принявшего его
2 См.: пункт 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 № 2
«О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального
кодекса Российской Федерации».
3 См.: пункт 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2007 № 48 «О практике
рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части».
4 См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал
2006 года, утвержденный постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 07.06.2006,
14.06.2006 (вопрос 18), Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал
2011 года, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 07.12.2011 (пункты 1, 2
Практики рассмотрения дел о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части).
5 См.: пункт 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2007 № 48 «О практике
рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части».

3
органа. Признаки, характеризующие содержание акта, являются приоритетными
по отношению к тем, которые определяют его форму. Как отмечается в ряде
постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации, при рассмотрении дел об оспаривании нормативных правовых актов
суд не вправе ограничиваться формальным установлением соблюдения порядка
и формы принятия обжалуемого акта, а должен выяснить, рассчитан ли
оспариваемый акт на многократное применение, затрагивает ли права и
законные интересы, соответствует ли закону; при этом вопрос о том, носит ли
тот или иной акт нормативный характер, надлежит разрешать независимо от его
формы, иных условий, например, государственной регистрации, опубликования
в официальном издании
6.
Конституционный Суд Российской Федерации также исходит из
необходимости в каждом конкретном случае реально обеспечивать эффективное
восстановление нарушенных прав, не ограничиваясь формальным
установлением соблюдения либо несоблюдения порядка и формы принятия
обжалуемого акта
7. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации
не дает определения понятия нормативного правового акта, а исследует данный
вопрос применительно к отдельной конкретной ситуации. Так, в одном из своих
постановлений
8 он установил, что в рассматриваемом указе Президента
Российской Федерации от 02.11.1993 № 1833 «Об основных положениях военной
6 См.: постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.12.2009
№ 10164/09, от 03.02.2009 № 13348/08, от 09.10.2007 № 7526/07, от 19.09.2006 № 13322/04.
7 См.: определения Конституционного Суда Российской Федерации от 02.03.2006 № 58-О по жалобе гражданина
Смердова Сергея Дмитриевича на нарушение его конституционных прав частью 1 статьи 251 Гражданского
процессуального кодекса Российской Федерации, от 20.10.2005 № 442-О по жалобе закрытого акционерного
общества «Себ Русский Лизинг» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 29, пунктом 1
части 1 статьи 150, частью 2 статьи 181, статьями 273 и 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации, от 20.12.2005 № 518-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб общества с ограниченной
ответственностью «Нефте-стандарт» на нарушение конституционных прав и свобод положениями глав 23 и 24,
статей 153, 191, 192, 193, 197, 198, 199, 287, 292, 299, 301, 305 и 306 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации», от 05.11.2002 № 319-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы некоммерческой
организации – учреждения по управлением персоналом «Персона» на нарушение конституционных прав и
свобод положениями пункта 2 статьи 4 Налогового кодекса Российской Федерации».
8 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31.07.1995 № 10-П «По делу о проверке
конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30.11.1994 № 2137 «О мероприятиях по
восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики», Указа
Президента Российской Федерации от 09.12.1994 № 2166 «О мерах по пресечению деятельности незаконных
вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне Осетино-Ингушского конфликта»,
Постановления Правительства Российской Федерации от 09.12.1994 № 1360 «Об обеспечении государственной
безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан,
разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к
ней регионов Северного Кавказа», Указа Президента Российской Федерации от 02.11.1993 № 1833 «Об основных
положениях военной доктрины Российской Федерации».

4
доктрины Российской Федерации» отсутствует нормативное содержание,
поскольку основные положения военной доктрины Российской Федерации не
содержат нормативных предписаний.
Наиболее существенные признаки нормативного правового акта
проявляются в его содержании:
– устанавливает новую норму права (правило поведения), изменяет или
отменяет действующую норму права, тем самым регулируя общественные
отношения
9;
– является общеобязательным;
– адресован неопределенному кругу лиц;
– рассчитан на многократное применение (причем он может носить
временный характер, как указано в определении, данном в Постановлении
№ 781-II, но не должен быть связан с регулированием конкретного
правоотношения).
1.2. Характеристика лесохозяйственного регламента.
Представляется возможным дать характеристику правового акта на
примере лесохозяйственного регламента. Так, в деле, являвшемся предметом
рассмотрения Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации, возник вопрос о том, обладает ли лесохозяйственный регламент
Боровлянского лесничества Алтайского края (далее – лесохозяйственный
регламент) признаками нормативного правового акта.
В связи с этим можно отметить следующее.
Рассматриваемый лесохозяйственный регламент утвержден приказом
Управления лесами Алтайского края. В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи
83 Лесного кодекса Российской Федерации (далее – ЛК РФ) Российская
9 См.: Никитин С.В. Судебный контроль за нормативными правовыми актами в гражданском и арбитражном
процессе. // СПС «Консультант плюс»: «Несмотря на различие позиций, встречающихся в литературе, при
определении нормативного правового акта авторы наделяют его фактически одинаковым содержанием –
нормами права, то есть общеобязательными правилами поведения субъектов, а также особыми (оперативными)
нормами, направленными на введение в действие, изменение или отмену действия норм права. Несмотря на то,
что последние не являются правилами поведения субъектов, тем не менее, они содержатся в нормативном
правовом акте, обладают признаками правовой нормы, в том числе свойством общеобязательности».

5
Федерация передает органам государственной власти субъектов Российской
Федерации полномочия в области разработки и утверждения лесохозяйственных
регламентов, за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 87 ЛК
РФ.
Полномочия Управления лесами Алтайского края по утверждению и
внесению изменений в лесохозяйственные регламенты на территории
Алтайского края проверены судами при рассмотрении конкретного дела.
В соответствии с частью 4 статьи 87 ЛК РФ, пунктом 1 Приказа
Управления лесами Алтайского края от 30.12.2008 № 158 «Об утверждении
лесохозяйственного регламента Боровлянского лесничества Алтайского края»
лесохозяйственный регламент составлен на срок – 10 лет.
В лесохозяйственном регламенте в соответствии с законодательством
Российской Федерации устанавливаются виды разрешенного использования
лесов, возрасты рубок, расчетная лесосека, сроки использования лесов и другие
параметры их разрешенного использования, ограничение использования лесов,
требования к охране, защите, воспроизводству лесов (часть 5 статьи 87 ЛК РФ,
пункт 3 Состава лесохозяйственных регламентов, порядка их разработки, сроков
их действия и порядка внесения в них изменений, утвержденного приказом
Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 19.04.2007 № 106
(далее – Состав лесохозяйственных регламентов)).
В связи с этим, поскольку лесохозяйственный регламент является основой
осуществления использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов,
расположенных в границах лесничества, лесопарка, а также обязателен для
исполнения гражданами, юридическими лицами, осуществляющими
использование, охрану, защиту, воспроизводство лесов в границах лесничества,
лесопарка (части 1, 6 статьи 87 ЛК РФ), несмотря на временный характер,
данный акт является обязательным для неопределенного круга лиц.
Необходимо отметить, что лесохозяйственный регламент разрабатывается
на основе материалов лесоустройства лесничества (лесопарка), материалов
специальных изысканий и исследований, документов территориального
планирования (иными словами, содержит нормы, основанные как на законе, так

6
и на основе иных материалов, технических, методических, проектных
документов), в связи с чем оспаривание лесохозяйственного регламента
возможно вследствие несоответствия его фактическому состоянию лесов.
Поэтому, как представляется, возможны особенности при проверке судом
законности такого акта, учитывая, что в силу части 4 статьи 194 АПК РФ по
общему правилу проверка нормативного правового акта осуществляется на
предмет соответствия его иному нормативному правовому акту, обладающему
большей юридической силой.
При этом следует иметь в виду, что в ряде случаев акты, общеобязательные
и влияющие на права неопределенного круга лиц, содержание которых основано
на определенных фактических обстоятельствах, признавались Президиумом
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нормативными. В
частности, речь идет об актах, устанавливающих регулируемые цены (тарифы),
которые формируются, в частности, исходя из имеющихся данных о расходах
того или иного лица
10. Оспаривание таких актов часто осуществляется путем
опровержения, в том числе посредством проведения судебной экспертизы, тех
или иных показателей (фактических обстоятельств), которые легли в основу
тарифа; таким образом, опровергается его экономическая обоснованность.
Аналогичные особенности присущи признаваемым арбитражной практикой
нормативным актам об утверждении результатов государственной кадастровой
оценки недвижимости, об утверждении ставок и порядка расчета арендной платы
за земельные участки, находящиеся в государственной и муниципальной
собственности
11. Те же признаки можно усмотреть у актов, касающихся
территориального регулирования использования земли, таких как акты о
резервировании земельных участков для государственных, муниципальных
нужд, об утверждении проектов планировки и проектов межевания территории,
зон с особыми условиями использования территории, генеральные планы
поселений, городских округов, схемы территориального планирования и т.п.
Учитывая изложенное, представляется целесообразным поставить
следующие вопросы:
10 См., например, постановления Президиума ВАС РФ от 01.02.2011 № 13743/10, от 03.02.2004 № 12343/03.
11 См. постановления Президиума ВАС РФ от 17.01.2012 № 10034/11, 25.03.2008 № 9504/07.
7
1) Является ли достаточным определение понятия нормативного правового
акта как акта, принятого органом государственной власти, органом местного
самоуправления, иным органом, должностным лицом и содержащего правовые
нормы (правила поведения), рассчитанные на неоднократное применение и
влекущие для неопределенного круга лиц юридические последствия?
2) Можно ли оценивать правовой акт как нормативный или
ненормативный исходя из его вида (например, акты о резервировании земельных
участков для государственных, муниципальных нужд, акты об установлении
тарифов, генеральные планы поселений, городских округов, схемы
территориального планирования) или необходимо оценивать правовой акт с
точки зрения нормативности в каждом конкретном случае?
3) Можно ли с учетом проведенного анализа отнести лесохозяйственный
регламент к нормативным правовым актам?
4) Подходят ли правила главы 23 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации (далее – АПК РФ) к рассмотрению дела об оспаривании
лесохозяйственного регламента?
2. О полномочиях суда вносить изменения в нормативный или
ненормативный правовой акт.
По данному вопросу представляется возможным предложить следующие
подходы.
1). Подход, при котором суд не вправе вносить изменения в принимаемые
органами государственной власти акты, основывается на принципе разделения
властей (статья 10 Конституции Российской Федерации), а также на вытекающих
отсюда принципиальных положениях о недопустимости дублирования функций
государственных органов, о необходимости соблюдения определенного порядка
(процедуры) внесения изменений, который, как представляется, не может быть
соблюден, если суд примет решение об обязании органа, должностного лица
внести изменения.

8
Такой вывод можно сделать также из анализа положений АПК РФ,
касающихся полномочий арбитражного суда при рассмотрении дел об
оспаривании нормативных или ненормативных правовых актов (главы 23, 24
АПК РФ).
Ситуация 1: оспаривается бездействие органа или должностного лица по
невнесению изменений в нормативный правовой акт.
В силу пункта 2 части 2 статьи 195 АПК РФ при признании оспариваемого
нормативного правового акта или отдельных его положений не
соответствующими иному нормативному правовому акту, имеющему большую
юридическую силу, суд признает их недействующими полностью или в части.
При этом часть 5 указанной статьи закрепляет положение, согласно которому
признанные арбитражным судом недействующими нормативный правовой акт
или отдельные его положения должны быть приведены органом или лицом,
принявшими оспариваемый акт, в соответствие с законом или иным
нормативным правовым актом, имеющими большую юридическую силу.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что при осуществлении
абстрактного нормоконтроля суд, в том случае если признает оспариваемый
нормативный правовой акт или его часть не соответствующими закону или
иному нормативному правовому акту большей юридической силы, не вторгается
в компетенцию органов государственной власти, должностных лиц по принятию
или внесению изменений в нормативные правовые акты.
Если заявителем оспаривается бездействие по невнесению изменений в
нормативный правовой акт, имеются сомнения относительно того, что при
проверке его законности в рамках главы 24 АПК РФ суд вправе обязать орган
внести изменения в акт, являющийся обязательным и распространяющий свое
действие на неопределенный круг лиц, фактически исходя только из позиции
одного из заинтересованных лиц.
Положения статьи 195 АПК РФ, которые указывают на полномочия органа
по приведению принятого им акта в соответствие с законом или иным
нормативным правовым актом большей юридической силы, на наш взгляд,

9
должны применяться в любом случае, если речь идет об оценке нормативного
правового акта.
Ситуация 2: оспаривается бездействие органа или должностного лица по
невнесению изменений в ненормативный правовой акт.
Прежде всего, необходимо отметить, что законодатель различает
оформление резолютивной части судебного решения в случаях удовлетворения
требований о признании недействительными ненормативных правовых актов
(незаконными решений) органов, должностных лиц и требований о признании
незаконными действий (бездействия) органов, должностных лиц.
При признании оспариваемого ненормативного правового акта
недействительным (решения незаконным) полностью или в части суд в силу
пункта 3 части 4 статьи 201 АПК РФ указывает в резолютивной части решения
на обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов
заявителя. Тем самым подчеркивается компетенция органа, должностного лица
по приведению такого акта в соответствие с действующим законодательством.
В пункте 3 части 5 статьи 201 АПК РФ законодатель использует иную
формулировку, а именно: при признании судом незаконным оспариваемого
действия (бездействия) суд указывает в резолютивной части решения на
обязанность соответствующих органов, должностных лиц совершить
определенные действия, принять решения или иным образом устранить
допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя в установленный
судом срок. Иными словами законодатель предусматривает право суда
определить конкретный вариант поведения органа, должностного лица,
предписать ему совершение конкретных действий.
Представляется, что в рассматриваемом случае возможно исходить из того,
что требования об оспаривании ненормативного правового акта и об
оспаривании бездействия по невнесению изменений в ненормативный правовой
акт могут рассматриваться в качестве схожих, а значит и процессуальные
последствия в таких случаях не должны различаться.
Поэтому при проверке законности бездействия по невнесению изменений в
ненормативный правовой акт представляется возможным суду указать на

10
обязанность органа устранить допущенные нарушения прав и законных
интересов заявителя, что может выражаться в обязанности рассмотреть вопрос о
внесении изменений, но суд не вправе обязать орган внести соответствующие
изменения.
2) Подход, при котором суд вправе обязать орган, должностное лицо
внести изменения в принимаемые ими акты, основывается на точке зрения,
согласно которой если законом или иным правовым актом прямо закреплено, что
при определенных обстоятельствах орган, должностное лицо обязаны внести
изменения в принятые ими акты, то в случае установления судом наступления
определенных обстоятельств суд вправе признать бездействие незаконным и,
следовательно, обязать орган, должностное лицо внести соответствующие
изменения.
В качестве примера можно рассмотреть вопрос о порядке внесения
изменений в лесохозяйственный регламент. Соответственно, решение вопроса о
возможности суда обязать Управление лесами внести изменения в
лесохозяйственный регламент будет зависеть от того, существует ли у этого
органа такая обязанность, установленная правовым актом.
Так, организация представляет в Управление лесами новые материалы
лесоустройства, материалы пожарного обустройства, а также составленный на их
основе проект освоения лесов, в связи с чем просит внести соответствующие
изменения в лесохозяйственный регламент.
Порядок внесения изменений в лесохозяйственный регламент
устанавливается уполномоченным органом государственной власти в области
лесных отношений (пункт 34 статьи 81, часть 7 статьи 87 ЛК РФ). В
соответствии с пунктом 15.1 Состава лесохозяйственных регламентов внесение
изменений в лесохозяйственные регламенты осуществляется, в том числе, в
случае изменения структуры и состояния лесов, выявленного в процессе
проведения лесоустройства, специальных обследований.
Рассматриваемое положение порождает сомнения в наличии безусловной
обязанности органа вносить изменения в лесохозяйственный регламент при
предоставлении заинтересованным лицом материалов нового лесоустройства.

11
Имеются основания полагать, что вопрос об изменении
лесохозяйственного регламента до истечения 10-летнего срока его действия – это
вопрос, который подлежит оценке компетентным органом с точки зрения
целесообразности такого изменения. Проведение заинтересованным лицом
нового лесоустройства, получение по его результатам иных данных, чем те, на
которых основан действующий лесохозяйственный регламент, может явиться
основанием для постановки этого вопроса, но не обязывает орган возбуждать
производство по внесению изменений в каждом конкретном случае.
Необходимо также учитывать тот факт, что предусмотрен определенный
порядок внесения изменений в лесохозяйственный регламент, который в силу
пункта 16 Состава лесохозяйственных регламентов обусловлен
основополагающим характером содержащихся в лесохозяйственном регламенте
предписаний и подразумевает доработку проекта с учетом мнения иных
заинтересованных лиц (пункт 12 Состава), независимых экспертов (пункт 13
Состава), то есть всестороннее рассмотрение замечаний и предложений в
отношении предлагаемых изменений.
В случае если Управление лесами не вынесет по результатам рассмотрения
обращения решения о внесении соответствующих изменений или об отказе во
внесении изменений, что может явиться нарушением прав и законных интересов
организации, можно предположить следующий вариант решения вопроса.
Суд, признавая бездействие по невнесению изменений в
лесохозяйственный регламент незаконным, указывает на обязанность устранить
допущенные нарушения прав и законных интересов общества, а именно на
обязанность рассмотреть обращение общества и вынести решение по существу.
Поэтому на данном этапе, на наш взгляд, суд не вправе обязать орган
внести изменения, поскольку решение о внесении изменений зависит, в том
числе, от соблюдения порядка ознакомления с проектом изменений иных
заинтересованных лиц, сбора и анализа замечаний и предложений.
В связи с изложенным для обсуждения могут быть предложены
следующие вопросы:

12
1) Может ли суд при установлении незаконности бездействия,
выразившегося в невнесении изменений в нормативный или ненормативный
правовой акт, обязать орган, должностное лицо внести соответствующие
изменения?
2) Можно ли рассматривать положение о внесении изменений в
лесохозяйственный регламент в случае изменения структуры и состояния лесов,
выявленного заинтересованным лицом в процессе проведения лесоустройства,
специальных обследований (пункт 15.1 Состава лесохозяйственных
регламентов), как обязывающее Управление лесами в каждом случае вносить
соответствующие изменения?
3) Можно ли при признании незаконным бездействия, выразившегося в
невнесении изменений в лесохозяйственный регламент, обязать орган
рассмотреть обращение о возможности внесения изменений в
лесохозяйственный регламент по существу?
3. Соотношение содержащегося в лесохозяйственном регламенте
правового регулирования вопросов использования, охраны, защиты,
воспроизводства лесов с условиями договора аренды лесных участков.
Ряд положений лесного законодательства позволяет сделать вывод о том,
что договор аренды лесного участка должен соответствовать
лесохозяйственному регламенту, в период действия которого он заключен. В
связи с этим возникает вопрос о том, каковы правовые последствия
несоблюдения данного правила, какое влияние на договор аренды имеет
изменение лесохозяйственного регламента, фактических обстоятельств на
которых лесохозяйственный регламент основан, т.е. о соотношении регламента и
договора аренды.
При анализе данной проблемы необходимо учитывать следующее.
1) Лесохозяйственный регламент касается всего лесничества в целом,
которое может состоять из большего или меньшего числа лесных участков, как

13
переданных (для различных видов лесопользования), так и не переданных в
аренду либо на ином праве лесопользователям.
2) Лесохозяйственный регламент является сложным документом. В одной
своей части он описывает фактические качественно-количественные
характеристики лесных ресурсов лесничества (фиксирует результаты
соответствующих исследований), а в другой – на этой основе устанавливает
параметры допустимого использования участков лесничества. И то, и другое
получает отражение в договоре аренды конкретного лесного участка в виде типа
лесопользования, которое разрешается арендатору, характеристик лесного
участка и допустимого объема его использования, исходя из которых
рассчитывается арендная плата. При этом плата за использование лесного
участка не зависит от фактического объема его использования.
3) Лесохозяйственный регламент утверждается на 10 лет. Договоры
аренды в зависимости от целей лесопользования заключаются на срок до 49 лет.
Лесохозяйственный регламент подлежит изменению в случае фактического
изменения состояния леса, в том числе в связи с обстоятельствами, носящими
чрезвычайный (незаконные рубки, пожары, вредители и т.п.) характер
12.
Следовательно, законодательство предполагает, что лесохозяйственный
регламент не будет неизменным в течение срока договора аренды лесного
участка.
4) В соответствии с частью 2 статьи 24 ЛК РФ невыполнение гражданами,
юридическими лицами, осуществляющими использование лесов,
лесохозяйственного регламента и проекта освоения лесов является основанием
для досрочного расторжения договоров аренды лесного участка.
Может быть предложено несколько подходов к соотношению
лесохозяйственного регламента и договора аренды лесного участка, которые
следует обсудить с учетом вышеизложенного.
1) Договор должен соответствовать лесохозяйственному регламенту,
действовавшему в момент его заключения. Принятие нового регламента,
изменение старого не оказывает никакого влияния на условия договора аренды:
12 См. статью 53.7 ЛК РФ, пункт 15 Состава лесохозяйственных регламентов.
14
арендатор может использовать лесной участок в тех пределах, которые
согласованы в договоре (статья 422 ГК РФ). Требовать изменения договора
стороны могут только в чрезвычайных случаях (статья 451 ГК РФ, часть 7 статьи
53.7 ЛК РФ).
2) Лесохозяйственный регламент представляет собой правовой акт,
устанавливающий публично-правовой режим участков в соответствующем
лесничестве и, соответственно, использование леса вне пределов, допускаемых
регламентом, незаконно. В связи с этим, если измененный (новый) регламент
сужает рамки допустимого использования лесного участка по сравнению с
договором, наступает невозможность исполнения договора аренды в
соответствующей части (статья 417 ГК РФ). Если же такие параметры
регламентом расширяются, это не ведет к расширению прав арендатора по
договору.
3) Лесохозяйственный регламент определяет правовой режим лесных
участков в целях их хозяйственного освоения и представляет собой некий
хозяйственный план, которого соглашаются придерживаться стороны договора
аренды лесного участка. Изменение регламента в связи с изменением
фактического состояния лесных ресурсов при таком подходе означает изменение
согласованной в договоре переменной и автоматическое изменение содержания
условий этого договора. Таким образом, для изменения объема прав арендатора
по использованию лесного участка и размера его обязательств по внесению
платы за пользование достаточно внесения изменений в лесохозяйственный
регламент.
В связи с изложенным предлагается обсудить вопрос о том, влияет ли
подход к соотношению договора аренды и лесохозяйственного регламента на
вывод относительно пределов полномочий суда в случаях оспаривания такого
регламента, оспаривания отказа во внесении в него изменений, а равно
бездействия Управления лесами.
Управление публичного права и процесса, Управление частного права